Оскорбительные комментарии под моими видео на ютубе никогда не были для меня причиной для обид или каким-то препятствием для дальнейшей работы. Зато они всегда были своего рода «обратной связью», индикатором того, что в головах — того, на что нельзя не обращать внимания. Поэтому все 6 лет на ютубе мой взгляд сканирует упорно комментарии что за умонастроения в головах моих (не)подписчиков.

Фото Joshua Newton на Unsplash

И вот в 2018 году я вдруг начала замечать резкий прирост антисемитских оскорбительных комментариев в мой адрес. Прирост был в десятки раз. Это стало огромным бревном посреди пустого поля, которое нельзя не заметить.

Конечно, я их удаляю. Я вообще беспощадна ко всему, что лишь загрязняет моё пространство, не будучи плодородной почвой для профессионального совершенствования. И убеждена — так необходимо поступать всем публичным личностям, которые еще могут справиться со шквалом комментариев.

Но три дня назад снова «вычищая» десятки грязных антисемитских оскорблений я впервые за шесть лет… едва не расплакалась. К горлу подкатил ком. Я остановилась и подумала: что? Меня зацепила грязь из комментариев!? На что же я отреагировала? Ведь все эти годы я даже гордилась тем, что не реагирую на оскорбления в комментариях. И вот, меня обвиняют в том, что я — еврейка, оскорбляют и поливают грязью конкретно за это, и я испытываю… боль.

Но ведь я даже не еврейка.

Если верить родословной, то во мне — польско-русско-молдавская кровь. Но какая разница? Ведь боль, которую я сейчас чувствую в ответ на этот бытовой антисемитизм — настоящая. И моя личная.

Бешеный антисемитизм в комментариях на ютубе сигналит про то, что резкая ксенофобия и зачатки фашизма никуда не делись и сидит в очень и очень многих головах. Видимо, важность рассказов своим детям про Холокост не только никуда не делась, но и усилилась.  Рассказывать, показывать, объяснять. Учить человечности.

Нам кажется, что мы «переросли» зверства прошлых веков, забыв, что одно из самых масштабных состоялось каких-то 80 лет назад. До смешного мало в контексте мировой истории и развития нашего мозга, который с тех пор совсем не изменился. 

Мы, от природы добрые люди, можем скатиться в садистов пугающе легко. Вопрос в контексте, в подаче, в парочке авторитетных мнений. Об этом на примере проведенных экспериментов рассказал американский социальный психолог Филип Зимбардо в своей замечательной лекции «Психология зла».

Лекция пугающая, но необходимая. Вот сам ролик с русскими субтитрами.

 

Как становится ясно из ролика, разбудить жестокость в добропорядочном гражданине — дело на раз-два. Жестокость к определенному признаку, который вдруг почему-то становится плохим, «испорченным» и очень отделяется от хорошего, «чистого». Нам искренне кажется, что у нас есть к этому иммунитет, но его нет и не будет до тех самых пор, пока мы все не осознаем свою легковнушаемость и её механизмы.

Что до комментариев… Их рост означает, что вирус ксенофобии и фашизма не просто никуда не делся, но ещё и активно размножается.

Занятно, что в инстаграме таких комментариев меньше, ведь тут легче идентифицировать по профилю. В ютубе же можно выпускать внутренних демонов, трусливо поглядывая из окопов закрытых профилей. Поэтому пишут. А я продолжаю чистить от них своё пространство, дабы не позволить зерну подобных мыслей прорасти в других читателях.

Но ведь с другой стороны то, что они удалены, совсем не означает, что их нет… Такой вот самообман: не видно — значит и нет этого.

Но ведь есть. И становится все больше.

Единственное, что в состоянии сдержать и уничтожить (вдруг доживем?!) этот вирус — это знания. Знания о собственном мозге и его слабостях, знание ключевых событий мировой истории. А еще — регулярное подлавливание себя на жажде делить мир на белое и черное, а людей — на хороших или плохих по признаку, который уж точно никоим образом этого не определяет.

Согласны?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (на Mac тоже Ctrl+Enter). Спасибо!