Ничто так не портит цель, как попадание.

Ох, как же мечтают люди, чтобы настал конец этим бесконечным жизненным ступенькам. Чтобы однажды мышцы перестали напрягаться, мозг — стрессовать, а жизнь наконец-то стала продолжительной сиестой. Потребность в перманентном состоянии счастья и спокойствия «навсегда» для многих — как морковка перед носом, как горизонт, до которого когда-нибудь обязательно нужно дойти, иначе зачем «всё это»?!

 

 

У меня было много клиенток, которые из-за высокого уровня занятости и стрессов буквально мечтали уехать куда-то туда, где они будут лежать на теплом песке, ноги им будет омывать океан, а главным решением их дня будет «взять пинаколаду или апельсиновый фреш?». И вот что интересно: когда у некоторых это-таки случилось, спустя какое-то время они либо впали в полнейшее уныние и вернулись домой «к своим баранам», либо стали прикладываться к бутылке игристого. Обещанное счастье выветрилось очень быстро, а на его место пришли пофигизм и уныние.

Рассчитывать, что запас денег и беспроблемная жизнь обеспечит вас счастьем это всё равно, что выходя замуж думать, будто пересекаешь финишную прямую, а дальше ждёт лишь «…and they lived happily ever after». Только вот и первое, и второе совершенно недостижимо. Причем не потому, что мир жесток и несправедлив, нет. На самом деле, всё куда прозаичнее: во всём виноват мозг.

 

Как работают пресловутые гормоны счастья

Давайте сейчас вкратце разберем, как работают пресловутые гормоны счастья. Это прольёт свет на то, почему вожделенная жизнь без проблем и страхов никогда не приведет вас к счастью.

Дело тут исключительно в физиологии, а точнее – в нейрофизиологии. Поскольку за 50 тысяч лет наш мозг практически не изменился, для него нормальной является такая причинно-следственная связь: если его хозяин чего-то боится, это всегда означает, что его/её физической целостности что-то угрожает. Факт, не подлежащий сомнениям и проверенный тысячелетиями! А раз нечто угрожает физической целостности, значит, угрожает и самому мозгу. Поэтому, в случае откусывания хозяину конечностей или других травм, которые не были редкостью в те времена, он в срочном порядке должен сохранить сознание хозяина, чтобы тот смог спастись.

Делает он это таким образом: когда активизируется центр, ответственный за страх, мозг поочередно выбрасывает гормоны – вначале адреналин и кортизол для улучшения реакции, а затем внушительную порцию эндорфинов. Последние выделяются уже тогда, когда страх практически прошел, и нужны для того, чтобы человек смог пережить вероятный болевой шок и спастись.


Получается, что чем сильнее страх (= стресс) – тем больше эндорфинов готовит своему хозяину мозг после него.


И вот, как только совершено пугающее или болезненное действие (прыжок с парашютом, разговор с шефом, сдача экзамена, рождение ребенка), мозгом выбрасывается огромное количество эндорфинов, которые по своему составу, кстати, почти идентичны с героином. Получается, в нашем мозгу есть своя маленькая героиновая фабрика, которая выдаёт нам порцию, если считает, что в данный момент она нам необходима.

В связи с этим стоит разоблачить еще один миф — про адреналиновую зависимость, коей, на самом деле, не существует: все те сумасшедшие экстремалы зависимы вовсе не от самого состояния страха и стресса, а от следующей за ними дозы пьянящего органического кайфа. Потому, уж правильнее будет называть их эндорфинозависимыми.

Так что же мы имеем? Получается, что именно от нехватки «перчика» в жизни люди становятся жертвами разного рода меланхолий и околодепрессивных состояний. Еще бы: какой смысл подкидывать эдорфины, если в жизни у хозяина и так полный штиль? Никаких тебе оторванных рук и ног, кредитов, дедлайнов, рождений детей и прыжков с парашютом?

Отсюда вывод: хотите быть органически счастливыми – чаще делайте то, чего боитесь! Тогда мозг будет давать вам няшки гарантированно, и общий уровень вашей счастливости заметно повысится. Я уверена, что вы и сами замечали это состояние пост-кайфа, когда прыгали с тарзанки, защищали диплом или представляли свой проект шефу и сотрудникам. Даже женщины, родившие ребенка, под следующим за этим наплывом эндорфинов и окситоцина забывали все те ужасные родовые муки, и слава богу! Иначе все родившие как одна бы говорили другим женщинам: «Ооо, это было ужасно, ни ходи туда, ни ногой!».

Потому, если вы всё еще живете в состоянии «этого боюсь – значит, не буду этого делать», примите как данность, что ключи от настоящего, высококачественного и, главное, заслуженного счастья вам не получить.  Так сказать, no fear – no honey!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (на Mac тоже Ctrl+Enter). Спасибо!